Президент группы компаний "Росводоканал", Александр Шенкман: "Для модернизации водоканалов муниципалитетам сегодня нужно несколько триллионов рублей"

25 Февраля 2011

Сейчас готовится к первому чтению в Госдуме законопроект "О водоснабжении и канализовании". Его главная задача - обеспечить высокое качество водоснабжения потребителей и очистки сточных вод за счет модернизации инфраструктуры. Если он будет принят, можно ожидать притока инвестиций в эту отрасль, сегодня убыточную, а также усиления контроля за сбросом сточных вод. Что представляет собой новый законопроект и как могут измениться тарифы, обозревателю "Финансовых Известий" Константину Волкову рассказал президент группы компаний "Росводоканал" Александр Шенкман.

финансовые известия: Александр Исаакович, каковы сегодня основные проблемы в сфере водоснабжения и канализования в России?
Александр Шенкман: Техническая отсталость, изношенная инфраструктура, а главное - у муниципальных образований нет резервов, чтобы ее модернизировать. При этом муниципальные унитарные предприятия ( МУП) управляют 80% всех водопроводно-канализационных систем в стране. Отжившая в принципе форма собственности, но вот в данной отрасли она сохранилась на редкость хорошо. И это несмотря на то, что госполитика направлена на реформу ЖКХ и привлечение внебюджетных инвестиций в отрасль. Вот, скажем, финансирование по ФЦП "Чистая вода" предусматривает 9 млрд руб. только из федерального бюджета, еще столько же - из бюджетов субъектов федерации и 351 млн из разных, что называется, внебюджетных источников, то есть из частных вложений или за счет кредитов. Но как сделать так, чтобы эти деньги пришли в отрасль? Сегодня средства уходят МУПам, которые пускают их на латание дыр и на ремонт совсем уж аварийных участков. Средств хватает на замену лишь 1% водопроводных и 0,5% канализационных сетей в год. Статистика по авариям, надо сказать, ужасающая. На 10 км сетей приходится 7 аварий. Еще проблема - низкое качество воды. До 60% питьевой воды в горо- дах не удовлетворяет санитарным нормам. А треть населения страны пьет воду с повышенным содержанием железа. Отдельная проблема - распределение ответственности за сброс стоков. Сегодня, согласно закону, за загрязнение водных объектов платит не загрязнитель, а тот, кто очищает воду. То есть если водоканал слил загрязненные стоки, допустим, в реку, то он и виноват, несмотря на то что стоки пришли от промышленных предприятий и могут быть загрязнены весьма специфическими веществами, очистить которые водоканал просто не в состоянии. Для этого нужны специальные сооружения на самих предприятиях. Ведь очистные установки водоканалов изначально были рассчитаны на обезвреживание именно бытовых стоков. Взять хотя бы ситуацию в Екатеринбурге, где работает местный МУП "Водоканал".
За загрязнение Верх-Исетского пруда прокуратура предъявила МУПу иск на 8 млрд руб. Да у них годовая выручка в четыре раза меньше! А транспортники, слившие грязную воду, ни при чем.

фи: Предприятия, наоборот, считают, что те средства, которые они платят водоканалам, очень велики и на них можно поменять все оборудование...
Шенкман: В России установлены жесткие ограничения роста тарифов, определяемые предельными индексами максимального изменения тарифов, выше которых не прыгнешь. Устанавливает их Федеральная служба по тарифам РФ. И модернизацию оборудования такие ограничения никак не стимулируют. Это касается как МУПов, так и частных предприятий. МУПы тратят деньги на ремонт существующих сетей. Если же говорить про частные предприятия, то для них основной источник финансирования - это инвестиционная надбавка к тарифам, которая не больше 4% от величины тарифа. Кстати, у нас тарифы в три раза ниже, чем в Будапеште, и в десять раз ниже, чем в Лондоне. Более того, доля инвестиционной составляющей в тарифах ВКХ в развитых странах составляет 50 - 70%, у нас, как уже говорилось, только 4%.

фи: Сейчас в Госдуму внесен новый законопроект "О водоснабжении и канализовании". Каковы его основные положения?
Шенкман: Их несколько. Так, предлагается упростить регистрацию имущества для передачи в концессию. Именно по договорам концессии работают в большинстве развитых стран. У нас же пока в основном действуют арендные договоры, при которых определить объем инвестиций, условия их возврата очень сложно. Законопроект позволяет регистрировать для концессии один укрупненный объект вместо множества мелких. Это очень важная норма: сейчас регистрация одного объекта стоит 7,2 тыс. руб. А таких объектов на территории МУПа в небольшом городе могут быть сотни. То есть инвентаризация и переоформление обойдутся в огромную сумму. Это должно помочь запустить механизм договора концессии. Кроме того, предлагается регламентировать отношения между операторами водоканалов и органами власти. То есть четко прописать все условия по привлечению инвестиций, разработать механизм их возврата. Еще очень важно, чтобы качество воды регулировалось не только на уровне Роспотребнадзора, как сегодня, но и на уровне правительства. Роспотребнадзор будет следить за исполнением, а в случае если нормативы не соблюдаются - согласовывать программу по модернизации системы очистки сточных вод.
Также мы предлагаем с 2014 года перейти от ежегодно устанавливаемых тарифов, как это делается сейчас, к долгосрочным. Ну и, наконец, просто необходимо ввести в действие принцип "загрязнитель платит". То есть водоканалы должны отвечать только за очистку тех веществ, для которых приспособлены их очистные сооружения. А за остальные загрязнения должны нести ответственность предприятия. И, кстати, сегодня отрасли нужны также механизмы, предусматривающие ответственность производителя за производство с последующим сбросом в канализацию вредных бытовых отходов: моющих средств и стиральных порошков, отбеливателей, полиролей, бактерицидных веществ и т.д. За рубежом применяется система акцизов для производителей бытовой химии с дальнейшим поступлением средств на модернизацию мощностей водоканалов.

фи: Почему именно сейчас инициирован законопроект и на какой он стадии?
Шенкман: Закон уже много лет готовится, и сейчас, что называется, необходимость назрела. Свои отраслевые законы есть уже у энергетиков, у газовиков, настала пора и для отрасли ВКХ. Понятно, что стратегически важная отрасль водоснабжения должна быть законодательно отрегулирована. Но на деле сегодня законодательство фрагментарное и противоречивое. Отдельные положения в Гражданском кодексе, несколько законов и масса нормативных актов - их реально десятки тысяч, причем противоречащих друг другу. Нужно менять ситуацию. Новый законопроект готовили профессиональные объединения и профильные ведомства, Совет федерации. Сейчас его внесли в Госдуму, он находится в комитете по строительству и земельным отношениям, параллельно его курируют еще два комитета, по самоуправлению и по экологии. Пока что его рассматривают в министерствах, и, надеюсь, вскоре проект выйдет на первое чтение.

фи: Сколько в стране сегодня частных операторов водоканалов?
Шенкман: Крупных - три. Это "Росводоканал" , "Российские коммунальные системы" и "Евразийский". Еще отдельные частные водоканалы есть в различных городах, например в Ярославле.

фи: Вы говорите о том, что нужно введение долгосрочных тарифов. Как это сообразуется с инфляцией и с общей нестабильной экономической обстановкой в стране?
Шенкман: Сейчас тарифы устанавливаются региональными властями на основании предельных индексов роста, определяемых в ФСТ, в среднем по субъекту РФ. Как правило, местные регуляторы пытаются уложиться в предельные индексы, не учитывая в полном объеме расходы водоканалов. Зачастую в тарифы не закладываются в полной мере расходы, которые должны там быть. Электричество, фонд оплаты труда, проценты по кредитам и т.д. Тарифы сегодня экономически необоснованны и вообще не гарантируют возврат инвестиций. Отсюда и недофинансирование отрасли со стороны частных инвесторов, ведь вернуть вложенное практически невозможно.
Таким образом, инвестиционные условия для операторов сейчас неблагоприятные.
Мы хотим также перейти к долгосрочным тарифам и определить принципы формирования двухставочных тарифов. Такой тариф состоит из ставки платы за ресурс: за объем потребления холодной воды, водоотведения и очистки сточных вод. Другая его часть включает плату за содержание самих мощностей системы водоснабжения: фонд заработной платы, фискальная нагрузка, иные платежи, эксплуатационные расходы и т.д. Это стимулирует потребителей к экономии воды.

фи: То есть тарифы на воду вырастут за счет инвестиционной составляющей?
Шенкман: Да, постепенно, и это будет сопровождаться реализацией реальных инвестиционных программ, а вместе с этим начнет повышаться операционная эффективность предприятий. Также будут привлечены долгосрочные средства, что исключит существенный рост тарифов. И потом, тарифная политика государства сохраняется, просто повышается срок планирования тарифов.

фи: На сколько должен вырасти тариф, чтобы отрасль стала инвестиционно привлекательной?
Шенкман: В каждом регионе это будет определяться отдельно, в зависимости от того, какова изношенность основных фондов, сколько денег надо вложить. К тому же тариф может быть разложен по годам. Это не значит, что надо тут же увеличить плату, скажем, на 50%. В какой-то год она может быть увеличена на 15%, потом на 10% и т.д. Исходя из западной практики, в первые годы тариф повышается резко, а потом более плавно. Потому что в первые годы надо максимально вложить средства в модернизацию, а потом уже только на поддержание инфраструктуры.

фи: Какова нормальная рентабельность отрасли?
Шенкман: Сегодня 5 - 7% считается нормальным для частного оператора. Основная выручка поступает за счет населения, хотя есть регионы, где источниками поступлений являются в большей степени промышленные предприятия. Говорить о цифрах в случае принятия нового закона и создания благоприятного инвестиционного климата пока рано, но рентабельность постепенно будет расти - с учетом снижения энергопотребления, водопотребления за счет модернизации инфраструктуры и эффективного управления.

фи: Каков горизонт планирования тарифов?
Шенкман: Мы просим сейчас три-пять лет, поскольку отрасль очень финансово емкая. Скажем, у тепловиков деньги возвращаются в течение 20 лет, а дальше на вложенные деньги начисляется 12%. Мы хотим сделать примерно такую же схему, но предпочтительный срок возврата не 20, а 15 лет. Всем российским водоканалам сегодня нужно порядка 6 трлн руб. Только на то, чтобы поставить приборы учета воды на каждый дом, необходимо около 150 млрд руб.

фи: Вы предлагаете промышленным предприятиям, загрязняющим стоки, платить больше?
Шенкман: Не совсем так. Мы предлагаем им декларировать их стоки. Если они нарушают декларацию, тогда они за это платят. Если стоки заведомо очень вредные, мы предлагаем давать предприятиям пять лет, за этот срок они могут модернизировать свои очистные сооружения.

фи: А если предприятия за пять лет не поставят очистные сооружения?
Шенкман: Модернизация не единовременная задача, она рассчитана на определенный срок. Процесс выполнения программы модернизации будут контролировать соответствующие государственные органы. Если результаты станут контролироваться по каждому этапу, то и риск увидеть по итогам выполнения программы "разбитое корыто" будет фактически исключен. Это взвешенный подход, который применяется в большинстве развитых стран мира.

Справка:

Александр Шенкман является действующим президентом компании «РОСВОДОКАНАЛ Групп» и заместитель председателя правления управляющей компании «РОСВОДОКАНАЛ»

Резюме:

Александр Исаакович Шенкман родился в 1961 году в Риге.
Окончил инженерно-строительный факультет Рижского политехнического института по специальности «водоснабжение и канализация», позднее докторантуру Латвийского государственного университета по специальности «Экономика народного хозяйства».
Доктор экономических наук. Защитил диссертацию на тему «Системное реформирование промышленных предприятий в условиях переходной экономики».

Александр Шенкман прошел трудовой путь от мастера строительного участка до главного инженера . Являлся акционером и руководителем ряда предприятий в России и Латвии:

1993-2000 гг. – президент компании «Балтинтрейд»;
2000-2006 гг. – председатель совета директоров ООО «Независимая Транспортная Компания»;
2001-2006 гг. – первый вице-президент НП «Консорциум Русская Сталь»;
2004-2005 гг. – член совета директоров ОАО «Морской порт Санкт-Петербург»;
2008 г. – соорганизатор Саммита глав стран региона Балтийского моря (Baltic Sea States Summit) и Бизнес-форума региона Балтийского моря (Baltic Sea Region Business Forum);
2001 – по настоящее время – председатель оргкомитета международного конкурса молодых исполнителей популярной музыки «Новая волна»;
2004 – по настоящее время – действительный член Российской академии транспорта;
2005 – по настоящее время – действительный член Морского собрания Санкт-Петербурга;
2008 – по настоящее время – действительный член Евразийской академии телевидения и радио.

Александр Шенкман – автор научных публикаций в российских и зарубежных изданиях по вопросам системного реформирования промышленных предприятий и проблемам структурообразующих отраслей экономики государств. Имеет государственные, ведомственные и общественные награды.

Обсудить на форуме



Смотрите также:

Группа ЧТПЗ реализует на базе ФОК Гагаринский уникальный профориентационный проект для школьников

Группа ЧТПЗ реализует на базе ФОК "Гагаринский" уникальный профориентационный проект для школьников

Специалисты образовательной программы Группы ЧТПЗ "Будущее Белой металлургии" запустили профориентационный проект...

Система менеджмента качества завода «Трубодеталь» прошла проверку на соответствие требованиям «Газпрома»

Система менеджмента качества завода «Трубодеталь» прошла проверку на соответствие требованиям «Газпрома»

Завод «Трубодеталь» (АО «Трубодеталь», г. Челябинск, входит в состав Объединенной металлургической компании, АО «ОМК», г. Москва)...

«Силовые машины» изготовят энергооборудование для АЭС «Руппур» в Бангладеше

«Силовые машины» изготовят энергооборудование для АЭС «Руппур» в Бангладеше

15 августа «Силовые машины» и входящее в состав государственной корпорации «Росатом» АО «Дирекция единого заказа оборудования для...


Последние добавления библиотеки